сказки пушкина о рыбаке и рыбке год
 
.
 
Корзина
0 товаров
На сумму 0.00 руб
Интернет-магазин

И ему Максимов был благодарен за то, что он ни словом не упомянул о случае с автобусом. Ведь подвел его Максимов, а вот, гляди, ни слова не сказал. Одного из них, бригадира Королева, Максимов видел на собраниях и слышал о нем как о лучшем стахановце среди грузчиков. Коренастый крепыш лет под тридцать, с бритой головой и голубыми глазами, он, как и оба его товарища, был в брезентовом костюме. Оба грузчика влезли в кузов. Королев взялся за заводную ручку и выжидательно посмотрел на Максимова. Он вдруг начал осмотр машины. Нюра шла за ним и, оправдываясь, говорила: Аккумулятор новый, я уж его берегу, стартер не гоняю, да и заводится с пол-оборота. Максимов влез в кабину, не спеша огляделся, поставил рычаг коробки скоростей в нейтральное положение, чуть вытянул подсос, подкачал ногой бензин и, включив зажигание, кивнул через стекло Королеву: В ту же минуту Королев очутился в кабине. Максимов нажал сигнал, издавший хриплый, двойной, нечеткий звук. Нюра вытянула руки жестом, обозначающим: Такая небрежность не прощается даже стажеру, тем более ее нельзя простить опытному водителю. Но Тимошин сознавал, что проступки Максимова не случайны. Оба они, мечтая стать шоферами, поступили на базу после семилетки. Но шофером стал только Максимов. За основу суперъяхты HARD 97 возьмут древнюю русскую лодку. Прочное судно проектируют для того, чтобы использовать в условиях льда. Серию iPhone X с портретом Феликса Дзержинского и юбилейной эмблемой Федеральной службы безопасности выпустил к летию ведомства российский бренд Caviar. Ученые считают, что им помог незашоренный взгляд: Он понимал любого мастера, будь это токарь, как он сам, или слесарь, медник, сварщик, кузнец, шофер, резинщик или маляр. При виде аккумуляторных банок и свинцовых пластин, аккуратными рядами стоявших на полках электроцеха, ему хотелось самому собрать такой же блестящий ящичек, хранящий в себе запасы чудодейственной энергии. Хорошо, со вкусом выкрашенный автобус, отражающий нa своих блестящих крутых боках яркое солнце, радовал его глаз, как радует глаз художника талантливо написанная картина. Группу техминимума сменила школа мастеров, затем — курсы по подготовке в вуз и, наконец, заочный факультет автомеханического института. Окончить институт помешала война. Тимошин ушел на фронт, служил в пехоте, дослужился до старшины, был дважды ранен и переведен в дивизионную автороту. Здесь он восстанавливал изношенные детали, наращивая на них слой металла. Этот способ был известен и раньше, но только во время войны его начали применять широко: Интуицией подлинного техника Тимошин понял его значение.

Вернувшись на автобазу, он продолжал заниматься им, и теперь его методы восстановления некоторых деталей применялись на многих автомобильных предприятиях страны. Тимошин снова учился на заочном факультете автомеханического института. К тому же был секретарем партбюро базы. Токари протирали станки, беззлобно подтрунивали над учеником Венькой Гордеевым. Венька подметал стружку, сердито сопел и, улучив минуту, когда Тимошин его не видел, бил насмешников по ногам щеткой. Когда кто-нибудь прощался с Тимошиным, тот бросал внимательный взгляд на его рабочее место и кивком головы разрешал уходить. Потом он сам вышел из цеха и направился в кузницу — низкое, прокопченное здание, расположенное в глубине заднего двора. Оттуда доносились шипение паяльных ламп, стрекотание сварочного аппарата и металлические, чередующиеся между собой удары: Окруженный брызгами синего пламени, Смирнов, склонившись над низким столом, сваривал деталь. Кончив варить и погасив горелку, он поднялся и снял синие очки. Смирнов снял фартук, предупредил второго сварщика, что еще зайдет, и вместе с Тимошиным вышел из кузницы. Зачем Смирнов тащит его на пристань, Тимошин не знал. Смирнов никогда не объяснял своих намерений. Утром он зашел к Тимошину и сказал:. К пристани вело шоссе, выбитое, с голыми обочинами и заросшими кюветами. Свежевскопанная земля лежала посеревшими комками, кое-где на непропаханных участках пробивалась травка. Поднимая клубочки пыли, по шоссе двигались грузовые машины. Пропуская обоз ломовых лошадей, Тимошин и Смирнов остановились возле перекинутого через овражек деревянного моста. Солнце огненным шаром пылало на краю голубого неба. Теплый ветерок тянулся с полей. Город отсюда казался беспорядочным нагромождением зданий. Большие корпуса заводов возвышались как будто рядом, на самом деле они находились в разных концах города. В том, как эти два человека молча шагали по шоссе, не было ничего особенного. Двое рабочих в спецовках, один пожилой, другой помоложе, идут из города на пристань, может быть, со смены домой, может быть, из дому на работу, обычной походкой рабочих людей, так, чтобы и к делу поспеть и перед делом не переутомиться.

Однако Тимошин и Смирнов шли не на работу и не с работы. Тимошин следовал за своим угрюмым спутником, ни о чем не спрашивая, не зная, зачем тот его ведет, но понимая, что зря Смирнов не потащит его на пристань.

Читать бесплатно книгу Водители - Рыбаков Анатолий

Тимошин хорошо изучил его характер. То, что Смирнов знал, он знал крепко, то, что ему надо делать — делал хорошо. Но он слепо верил написанному в книге, и не мог примириться с мыслью, что простой рабочий вроде Тимошина может выдумать нечто такое, чего не выдумали ученые люди, или опровергнуть что-либо, ими написанное. Но, встречая каждый новый опыт ворчанием, он много раз сам его повторял. И если опыт удавался, то утверждал, что в какой-либо книге об этом уже написано, но книги этой они просто не знают. Они подходили к реке. Отчетливо был виден ее противоположный берег с дальней, чернеющей на горизонте полоской леса. Голубой пароход боком отчаливал от дебаркадера, тоже выкрашенного в голубую краску, и казалось, что это отодвигаются друг от друга два парохода. На берегу царило оживление. Сигналили шоферы, покрикивали возчики, сновали грузчики, водники в форменных фуражках. Берег был забит грузами в ящиках, мешках, рогожных кулях, бочках, тюках, железных барабанах, бутылях. Миновав первый причал, Тимошин и Смирнов попали на второй. В конце его была свалка железного лома. Смирнов подошел к месту, где лом лежал собранный в ящики с ободранной проволокой, вытащил из одного ящика короткую стальную втулку и протянул Тимошину. Колхозу охота новую деталь получить, он и отдает взамен еще годную, почти что новую, а завод — ее в печь. Новых не было, но детали с небольшими, легко восстановимыми износами и повреждениями попадались часто. На автобазе они восстанавливали детали от случая к случаю: И если бы удалось получать старые детали партиями, то можно было бы организовать серийное восстановление. Мотор тянул хорошо, пощелкивали только клапаны, сцепление надо бы подрегулировать, чуть переставить зажигание, в общем — мелочи. Этим он еще раз ставил Королева на место, показывал непререкаемость собственной власти на машине. Королев сделал жалобное лицо:. Максимов развернулся и подал машину к платформе. Один из грузчиков спрыгнул с кузова и на ходу открыл задний борт. Королев, стоя на подножке, командовал:. Дансени Лорд Популярные книги:: Справочник по реестру Windows XP:: Граф Монте-Кристо Рефераты, дипломы, учебные пособия. Анатолий Рыбаков Водители Глава первая Вертилин свободно расположился в потертом кожаном кресле, единственном в маленьком кабинете Полякова, если можно назвать кабинетом этот угол канцелярии, отгороженный фанерной перегородкой. Стыдно на перекрестках голосовать. Раз ты директор автобазы, то и езди на своих автобусах: Поляков с удовольствием слушал Трубникову.

Ее, члена партии с тысяча девятьсот семнадцатого года, знала вся область. Только неудобно — не комсомолец ты уже, а годков бы десять назад ухватила бы я тебя за вихры. Оттуда доносились шипение паяльных ламп, стрекотание сварочного аппарата и металлические, чередующиеся между собой удары: Окруженный брызгами синего пламени, Смирнов, склонившись над низким столом, сваривал деталь. Кончив варить и погасив горелку, он поднялся и снял синие очки. Смирнов снял фартук, предупредил второго сварщика, что еще зайдет, и вместе с Тимошиным вышел из кузницы. Зачем Смирнов тащит его на пристань, Тимошин не знал. Смирнов никогда не объяснял своих намерений. Утром он зашел к Тимошину и сказал:. К пристани вело шоссе, выбитое, с голыми обочинами и заросшими кюветами. Свежевскопанная земля лежала посеревшими комками, кое-где на непропаханных участках пробивалась травка. Поднимая клубочки пыли, по шоссе двигались грузовые машины. Пропуская обоз ломовых лошадей, Тимошин и Смирнов остановились возле перекинутого через овражек деревянного моста.

Анатолий Рыбаков - Водители

Солнце огненным шаром пылало на краю голубого неба. Теплый ветерок тянулся с полей. Город отсюда казался беспорядочным нагромождением зданий. Большие корпуса заводов возвышались как будто рядом, на самом деле они находились в разных концах города. В том, как эти два человека молча шагали по шоссе, не было ничего особенного. Двое рабочих в спецовках, один пожилой, другой помоложе, идут из города на пристань, может быть, со смены домой, может быть, из дому на работу, обычной походкой рабочих людей, так, чтобы и к делу поспеть и перед делом не переутомиться. Однако Тимошин и Смирнов шли не на работу и не с работы. Тимошин следовал за своим угрюмым спутником, ни о чем не спрашивая, не зная, зачем тот его ведет, но понимая, что зря Смирнов не потащит его на пристань. Тимошин хорошо изучил его характер. То, что Смирнов знал, он знал крепко, то, что ему надо делать — делал хорошо. Но он слепо верил написанному в книге, и не мог примириться с мыслью, что простой рабочий вроде Тимошина может выдумать нечто такое, чего не выдумали ученые люди, или опровергнуть что-либо, ими написанное. Но, встречая каждый новый опыт ворчанием, он много раз сам его повторял. И если опыт удавался, то утверждал, что в какой-либо книге об этом уже написано, но книги этой они просто не знают. Они подходили к реке. Конечно, с ним не бог весть что произошло. С каждым такое может случиться. Но другая бы пожалела, посочувствовала. А вот Валя не пожалеет, не посочувствует. К другой бы он пришел, выговорился. А Валю он сегодня даже боялся увидеть. Как ни ничтожно все случившееся с ним, оно еще больше отдалило его от Вали. Вот в этом-то и обида. Глава девятая В условленный день Вертилин явился в Росснабсбыт. Смолкин был уже тут, спорил с инспектором, оформляющим наряды на кирпич. Смолкину давали наряд на июнь, он требовал на май. Инспектор развернул на столе таблицу. Смолкин нагнулся к ней, долго рассматривал, затем поднял голову и неодобрительно посмотрел на Вертилина. А я несчастных полмиллиона кирпича не могу получить. Мы вам помогаем, а вы нас без ножа режете. Для вас полмиллиона — пустяки, а для нас — стройка. И все равно вы свой кирпич в мае не вывезете. К концу месяца всегда бывает остаток. Вертилин понимал, что в мае он не успеет вывезти кирпич, даже если подойдет автоколонна. Таким образом, уступив часть наряда Смолкину, он не только ничего не теряет, но, наоборот, окажет автобазе услугу, за которую она будет у него в долгу. Смолкин сухо спросил инспектора: Мне безразлично, у кого вы снимете. Они расстались добрыми друзьями.

Ничего не пообещав, Смолкин решил помочь Вертилину. Когда он вернулся на базу, Поляков приказал ему идти с ним на склад запасных частей. Тоном, достаточно безразличным, чтобы можно было заподозрить какую-либо заинтересованность, Смолкин сказал: На май все фонды уже распределены, для нас Росснабсбыт урезал у н-ского строительства. Какое я имею право обещать? Но почему не дать? Чем он хуже других? Да и просит он несколько машин. Поляков вспомнил холеное лицо Вертилина, его голубые глаза, за приветливостью которых скрывалось внутреннее напряжение. Возможно, вы все-таки что-нибудь обещали взамен этого наряда? Денег у нас в обрез, а вы их не привыкли считать. Вам бы только купить да привезти, а как платить — это вас не интересует. Никаких лишних запасов нам не надо.

рыбаков шофер

Я сюда вас по этому поводу и пригласил. Они спустились в склад. В широком полуподвальном помещении длинные ряды стеллажей упирались в потолок, образуя узкие коридоры, полутемные, несмотря на несколько сильных электрических ламп, горевших круглые сутки. Кладовщик Синельщиков, маленький подвижной старичок, увидев вошедшее в склад начальство, неожиданно густым и сиплым басом провозгласил: Здравия желаю, товарищ Смолкин!

рыбаков шофер

Поляков присел на табурет, взял у Синельщикова списки запасных частей, не спеша просмотрел их и протянул Смолкину. Их здесь тысяч на полтораста. Как, товарищ Синельщиков, выдавали что-нибудь за последние два года? Так смотрит на грозного, стремящегося в полет командира эскадрильи робкий синоптик, докладывая ему об отсутствии летной погоды. Из-за несчастной шестеренки машина будет стоять, а я в ответе. А вы все подряд хватаете, лишь бы закрома набить. Рассмеявшись, он наклонился и, защипнув двумя пальцами кожу на боку Смолкина, закрутил ее так, как это делают мальчишки. Он мог бы пойти в мышцы, а дал вашему сердцу два пуда лишней нагрузки. Обладая счастливой способностью преувеличивать в собственных, а еще больше в чужих глазах малейшую свою удачу, Смолкин умел преуменьшать самую крупную неприятность. Он утверждал, что снабженец, принимающий близко к сердцу огорчения своей профессии, неизбежно заболеет раком — единственная болезнь, которой этот здоровяк, не знавший даже насморка, смертельно боялся. Избыток жизненных сил рождал в нем огромную энергию, правда несколько суетливую. Он был неизменный тамада всех вечеринок, организатор загородных пикников, конферансье клубных концертов, неутомимый танцор, болельщик всех видов спорта, хотя сам играл только в преферанс. Он был одним из тех людей, которые, войдя в вагон поезда, одной рукой машут в окно провожающим, а другой — уже ставят в узком проходе купе на ребро чемодан, заменяющий карточный стол. И невесть откуда взявшиеся партнеры готовят карты, чертят пульку для преферанса, оттеснив других пассажиров, которые жмутся в углу, скрывая под вежливой улыбкой свое недовольство: И уже это купе отмечено проводником как самое шумное и беспокойное, а официантом вагона-ресторана — как самое требовательное в отношении пива и закусок. У Смолкина всюду были приятели. Его знал весь город, и он знал добрую его половину. У него было особое чутье на нужных людей, память хранила номенклатуру любых товаров, от примусной иголки до шлифовального станка. Он мог точно сказать, что имеется на любом складе города, что получили вчера и что собираются получить завтра. Он широко пользовался услугами своих многочисленных приятелей и сам любил помогать. Широта его чувств была неизмерима. Искренне желая облагодетельствовать человечество, он мог простодушно обмануть своих ближних.

Анатолий Наумович Рыбаков Водители

Он не мог никому ни в чем отказать, весь мир представлялся ему огромным предприятием, которое он должен обеспечить нормальным снабжением. Не будь над ним крепкой руки Полякова, он в короткий срок перетащил бы на склад автобазы половину городских материальных ценностей. Смолкина никогда не мучили угрызения совести, ничто не смущало его жизнерадостной беззаботности. Хотя приказ Полякова о реализации запасных частей и был ему неприятен, он быстро утешил себя мыслью, что все это не так страшно. Кое-что он распродаст, кое-что отстоит, кое-что спишет на цеховые кладовые. Больше огорчал его отказ Полякова выделить машины Вертилину: И когда Вертилин позвонил, Смолкин ответил, что не успел еще поговорить с директором. В течение двух следующих дней на все свои звонки Вертилин получал короткий ответ: Смолкина нет на месте, а когда будет — неизвестно. Но Вертилин твердо решил его поймать. Он звонил каждые полчаса и наконец услышал в трубке голос Смолкина, радостные интонации которого свидетельствовали о нетерпении, с которым он дожидался этого звонка. И с той же радостью и благодушием Смолкин сообщил, что Поляков неожиданно уехал в Касилов, но дня через три вернется, и тогда, несомненно, все устроится. Вертилину все стало ясно. Его водят за нос. Удивляюсь только, как это у вас хватило совести выманить у меня кирпич! Есть свидетели, что вы сами просили переписать наряд. И пожалуйста, не связывайте эти два вопроса. Мы машины даем не за кирпич и не за лес. Он кипел благородным негодованием до тех пор, пока не обнаружил, что Вертилин уже бросил трубку. Глава десятая Раза два в месяц Канунников приезжал на автобазу. Благодушно, по-хозяйски улыбаясь, он в сопровождении руководителей базы обходил гараж, мастерские, цехи.

Снисходительно здоровался с рабочими, задавая всем один и тот же вопрос: Заметив какой-либо непорядок, он укоризненно качал головой: Окончив осмотр, Канунников выходил во двор, открывал дверцу машины, становился одной ногой на подножку и, обернувшись к толпе сопровождавших его лиц, начальственно давал последние указания. Моргунов, протянув руку к ключу зажигания и не снимая ноги с педали сцепления, сидел в напряженной позе гонщика, ожидающего старта: Горбенко, молодой человек с хмурым цыганским лицом, отличался обидчивостью и юношеской самонадеянностью. Когда он выслушивал указания технорука, по его губам скользила ироническая усмешка, означавшая: Затем он произносил короткое: Для мастерских он мог добиться чего угодно, но получить что-либо у него самого было невозможно. Вместе с тем он был хорошим организатором, энергичным, требовательным. Спрашивал работу, но и сам работал, бранился, но своих в обиду не давал. Забавнее всего была в нем безоговорочность суждений. Даже многоопытный Потапов, вслушиваясь в какой-нибудь непонятный стук в моторе, высказывал только предположения. Горбенко же моментально объявлял свой твердый и непререкаемый приговор. Если Горбенко обладал избытком административных качеств, то у Потапова их недоста-вало: Получая от Горбенко отремонтированные машины, Потапов не обращал внимания на мелкие дефекты, предпочитая не скандалить, а устранять их своими силами. И все же ходовой парк Потапова работал не хуже мастерских. Потапов сорок лет занимался автомобильным делом и был лучшим в городе специалистом-практиком.

рыбаков шофер

По-разному реагировали Потапов и Горбенко на замечания Канунникова. Потапов выслушивал их внимательно и только говорил: Горбенко же вступал в спор, ругал трестовских работников и всячески давал понять Канунникову, что его замечания не стоят выеденного яйца. Обход начался, как обычно, с первого двора. Остановившись перед навесом, где стояли предназначенные к ремонту машины, Канунников спросил: Разве можно в такой грязи подшипники заливать? В один прекрасный день все взлетит на воздух. Канунников посмотрел на него с опаской: Здесь баллоны с ацетиленом стоят, бензобаки, а кругом — открытый огонь.

  • Подводная лодка вторая мировая фильм госпиталь
  • Снасти кружки на щуку летом
  • Оснастке угату
  • Какое масло заливают в редуктор лодочного мотора 2-х тактного двигателя
  • Горбенко попал на своего конька и доказывал, что работать в такой тесноте и скученности невозможно. Он не от себя пришел, а от крупной государственной стройки. На минуту он забыл о действительной причине своей назойливости. Волнение сообщило его голосу искреннюю проникновенность:. Но не случалось ли и вам быть в моем положении? И не думали ли вы тогда, что если бы люди отнеслись к вам по-человечески, то помогли бы. Ему казалось, что он задел в душе Полякова какую-то живую струнку и этим исправил промах, который сделал, заговорив об оплате наличными деньгами. Самое для вас верное: Почему я не сплю? Да вот сижу, все о вчерашнем заседании думаю. Хорош, хорош, а случись что — все на тебя навалятся. Хотел я сказануть, да зачем масло в огонь подливать? Хе-хе… Это верно, нам не привыкать, за битого двух небитых дают. Ведь ты и меня в дурацкое положение поставил. Деньги-то ты не платишь. Знаешь, сколько за тобой? Правильно, сто восемнадцать тысяч. Верно, на облисполкоме я молчал, но сидел как на горячих углях. Думал, думал и решил: Сегодня я тебя выручил, завтра — ты меня. Ты войди в мое положение: Грифцов уверял, что на расчетном счете денег у него нет. Дней через пять, возможно, он рассчитается. Канунников не даст машин? Об этом следовало заявить на исполкоме. Да нет, Грифцов вовсе не хочет подводить его, но денег-то нет. Канунникову следовало сказать на исполкоме о задолженности: Исполком бы увидел, в каких условиях он, Грифцов, работает. Но Канунников твердил одно: Остальные агрегаты уже несколько раз заменялись. Еще до войны в аварии была разбита ее кабина. Новой в запасе не оказалось, и взамен поставили кабину от списанной машины другой марки. Узкая кабина рядом с высоким кузовом, наращенным для перевозки легковесных грузов, придавала машине необычную и смешную форму. Ее использовали для перевозки хозяйственных грузов, стажировки курсантов, вывозки мусора и снега. На ней работали только молодые водители. И сейчас сменщицей Максимова оказалась Нюра Воробьева, миловидная девушка в рабочей куртке, из кармана которой торчали концы почерневшей ветоши. Она стояла у машины, перебирая разложенный на подножке инструмент. Рядом переминался с ноги на ногу механик Потапов. Прошу, не отходя от кассы. Максимов мельком взглянул на подножку. Нюра, будь другом, сходи за путевкой.

    Нюра удивленно посмотрела на него: Она заложила сумку под сиденье и побежала в диспетчерскую. Потапов тоже с удивлением взглянул на Максимова, протянул ему приемо-сдаточный акт, который тот, не глядя, подписал. Максимов отлично понимал эти взгляды. Да, так они, конечно, думали. Но нет, ошиблись, дорогие товарищи! Торчать в гараже, быть предметом снисходительного сочувствия и насмешек, шататься из угла в угол, мозолить всем глаза. Завтра он подаст заявление об уходе, а пока пройдет положенный двухнедельный срок, отработает на этой развалине.

     


     
    Магазин "Рыболов -Спортсмен"

    2010 rada-shop.ru - Рыболовные товары, спортивные товары, туристическое снаряжение, литература и видео.